Как работается бизнесу после победы «Революции достоинства»?

Share

Начну со знаменитой теоремы нобелевского лауреата, американского экономиста Рональда Коуза —«Если права собственности на активы четко определены, и трансакционные издержки, связанные с обменом этими активами, равны нулю, то результирующее размещение активов будет эффективным, каким бы ни было изначальное распределение прав собственности на них.«

Рональд Коуз

Когда то в далекие 90-е годы, а точнее – в 1992 году Верховная Рада приняла программу приватизации госпредприятий посредством ваучеров. В 1995 году население стало получать свои ваучеры. Я тогда служил в ВВС Украины и был далек от экономических вопросов, но сам себе рассуждал, что да, критикуют эту приватизацию, но наверное любая программа встретила бы критику – когда происходит процесс дележа имущества, всегда останутся недовольные. Тут важен принцип обезличенности – ваучеры получат все и уже затем, все зависит от того, кто как ими распорядится. Тогда я думал, что неважно, в какие руки попадет собственность, «невидимая рука» рынка сама перераспределит собственность в руки наиболее эффективных собственников. Это подсказывала мне моя интуиция. Однако я ошибся. Я мог оказаться правым только в том случае, если бы в Украине трансакционные издержки были бы минимальны, либо отсутствовали вообще (читай «теорему Коуза» в начале статьи). На самом деле собственность через ваучеры скопилась в руках неэффективных собственников, а вторичный переход, как и последующие переходы собственности, были затруднены высокими, запредельно высокими трансакционными издержками – власть и собственность слились вместе. Оставшееся от советского режима партийно-номенклатурное и комсомольское сословие, реально владевшее властью и собственностью стали хозяевами жизни в зарождающемся капитализме постсоветских республик. И как будто и не было груза идеологического наследия. Нет, памятники Ленину – остались, это, как говорится – святое. Но вчерашние партийные бонзы осваивали рынок, как говорится – «на раз»…

Оглядывая прошедшие 23 года «неудачного капитализма», я задаюсь вопросом, почему мы не смогли, как прибалты, как поляки провести реформы, создать, наконец, капитализм и нахожу ответ в том, что у нас общество не оказалось способным генерировать «правильные» институты. Советское наследие оставило нам старую систему создания институтов – Правительство и Верховная Рада. Мы не имели главного институтообразующего института – самоуправления территориальных громад, самоуправления отраслей, самоуправления общественных организаций – все и вся управлялось государством, было зарегулировано «донельзя». Советская система управления обществом осталась старой, и вертикаль власти быстро научилась зарабатывать на распорядительных и перераспределительных фукциях — рентах. Государственной идеологией вместо коммунизма стал государственный социализм, каждая власть декларировала социальные гарантии, социальные пособия, уровень социальной защиты. Это обеспечивало гарантированное переизбрание во власть, а власть занималась конструированием паразитных институтов, которые создавали искусственные издержки – ренты, на которых можно брать взятки, при общении с бизнесом. Крупный бизнес стал крупным, благодаря тесной смычке с властью, в Верховную Раду и Правительство делегировались представители крупного бизнеса, чтобы «правильно пилить» народный бюджет. Правоохранительные органы зарабатывали «крышеванием» бизнеса, «гоп-стопом» на дорогах, «отжимом» собственности от успешных предпринимателей…
В общем, власть занималась нужным ей делом — созданием институтов, которые сосредотачивали собственность у ограниченного круга лиц, в Украине созревал режим, который в институциональной экономике известен, как «порядок Ограниченного Доступа». Этот режим с каждым годом увеличивал разрыв в социальном уровне общества – богатые богатели, а бедные – беднели.

Единственное светлое пятно – принятый в период правления Л.Кучмы закон о едином налоге, упрощенная система налогообложения для малого предпринимательства, который за короткий срок позволил появиться слою среднего класса, зарабатывавшего на перепродаже импорта из Турции, затем из Китая. Некоторые из них неплохо «поднялись», затем, открыли свои производственные предприятия. Именно с таким предпринимателем мне довелось сотрудничать в конце «лихих 90-х». Я начинал работать у него с простого реализатора на торговой точке на рынке «7 км», затем управленца по организации торговли по всем торговым точкам в городе, ну и затем директором производства, одного из известнейших по своей отрасли в Украине. Все этапы становления частного бизнеса в Украине прошел, как говорится «от и до».

Но это светлое пятно, с единым налогом, так пятном и осталось, нулевые годы сопровождались ростом прессинга на малый и средний бизнес, Власть генерировала нужные ей институты, пережевывая капиталы и людей. Первый звоночек для Власти прозвенел на выборах Президента Украины в 2004 году. Отбушевала «Оранжевая Революция» — протест миллионеров против миллиардеров. К переделу рент дорвался тот самый «средний класс». В принципе – это абсолютно вписывается в логику «созревания порядка Ограниченного Доступа». Процесс созревания сопровождается ростом держателей рент, отчего возникает конкуренция за ренты, трансакционные издержки при этом растут — стоимость их обретения и удержания растет и на каком-то этапе превышает доход от этих рент. Растер конкуренция в среде элиты, нарастают противоречия, которые неизбежно разряжаются кризисом. Это тот момент, когда экономически невыгодно держать ренты и тогда «порядок Ограниченного Доступа» становится «созревшим» для перехода в новое качество – в «порядок Свободного Доступа».  И в этом смысле, «Оранжева Революция» сделала свой Огромный вклад в развитие общества. Я не согласен с критиками Виктора Ющенко, мол «все пошло под хвост коту», нет, все, как говорится – «в копилку»!

В «порядок Свободного Доступа» в свое время перешли все развитые цивилизованные страны Европы, Америки, Юго-Восточной части нашего шара. В 2014 году Украина созрела для перехода в новое качество – в «порядок Свободного Доступа», это и есть наш процесс евроинтеграции, ликвидация тотальной коррупции – торговли властной вертикалью на рентах, евреинтеграция означает и модернизацию экономики, производительных сил, которые могут открыть Украине новые рынки, новые возможности. Однако это не входило в планы путинского режима – одного из самых закостеневших «порядков Ограниченного Доступа». В России процесс созревания этого режима замедляется закостеневшим, крепостным сознанием большей части населения. Природная рента – нефть и газ позволяют прикармливать рабское по-сути российское население и поэтому процесс созревания российского общества можно наблюдать только в некоторых местах – в крупных городах – в Москве, а Питере, в которых высок уровень образованности и активно используются средства электронной коммуникации. Остальное население – дремучее и вполне себе гордится этим состоянием, «напяливая» на себя предложенные властью «духовные скрепы». В общем – мрак, беспросветный мрак… Таким образом, видя дрейф Украины к «порядку Свободного Доступа», правитель Всея России задумал удержать ее, используя и вооруженные силы. Но это – отдельная тема.

В общем и целом, экономика Украины представляет собой организм, забитый тромбами издержек, преодоление которых стоит денег – каждый раз приходится платить чиновнику, либо уходить в теневую экономику. Реформы заключаются в том, чтобы ликвидировать все эти тромбы, чтобы снизить общий уровень издержек, который бы позволил перетекание собственности к эффективному собственнику. Тут я должен сказать, что нам надо отказаться от социалистической риторики, ибо социализм, как система перераспределения, не имеет целью наградить успешного предпринимателя, а наоборот – наградить неуспешного. Реформы должны обеспечить процесс, чтобы создающие новую ценность предприниматели награждались, а незадачливые отсекались, находя себя в ином бизнесе, либо проходя процесс нового обучения – совершенствования, обретения опыта, могли выигрывать в честной конкуренции.

Необходимо освободить от тромбов кровеносную систему – финансовую систему, создать развитый финансовый рынок – легкие экономики, которые позволили бы наполнять кровь кислородом – ликвидностью для реального сектора экономики, чтобы нарастали мышцы – частные производства. Почему частные – только частный сектор, проходя конструктивное разрушение через конкуренцию, не приносит издержек для общества. Государственные же наоборот – ложатся тяжким бременем на налогоплательщиках, которые в основной своей массе, конечно же, наши бы более эффективное, нежели государство, применение своим капиталам.

Надо помнить истину – Капитализм это на 90% правовая система, обеспечивающая для всех субъектов обезличенное и неотвратимое применение Права, а остальные 10% — это процесс конструктивного разрушения, который постоянно модернизирует производство новых смыслов, новых услуг, новых товаров, через внедрение инноваций. Инновации – способ на какое-то время стать монополистом на рынке, предлагая новый продукт с высокой потребительской ценностью, получая в этот период сверхдоходы.

Share

Коментарі
  1. animaltamer коментує:

    Евгений! Позвольте обратить Ваше внимание на ошибочность применения теоремы Р. Коуза к украинской ситуации с олигархическим капитализмом на стадии постиндустриального развития. Она, теорема, утверждает лишь о сохранении эффективного распределения активов. Т.е. о наличии эффективного алгоритма, приводящего к оптимальному распределению активов при нулевых издержках.Монополизация – концентрация активов у эффективного собственника, посредством конкуренции и использования механизмов управления издержками. Это иной алгоритм и иная система распределения активов. Если оставить в стороне постиндустриальную стадию развития и осознать, что Мир, полностью игнорируя проблемы украинского и российского общества, вошёл в шестой цикл Кондратьева: стадию интеллектуального развития, то необходимо пересмотреть характер производительных активов, их природу и взаимодействие. Если в ранних циклах Кондратьева, основа развития человеческого общества – человеческий ресурс, рассматривался как неограниченный и имеющий ценность только лишь в части его физического содержания, то на стадии интеллектуального развития, когда лишь несколько стран (Китай, Индия) обладают условно неограниченным человеческим ресурсом, а развитые страны Мира столкнулись с нехваткой как физической, так и психической составляющей человеческого ресурса, возникла уникальная ситуация со скрытой (нерыночной) психической составляющей человеческого ресурса. Развитие общества и его конкурентные возможности требуют организации систем устойчивого развития психического потенциала человека (включая его скрытую, не рыночную составляющую) и оптимизации его использования в производительных, военных и иных целях. Эту задачу Р. Коуз не рассматривал в силу её нетривиальности. Именно, решение проблем ресурсной адаптивной системы, развития человеческого ресурса является важнейшей задачей политической системы Украины.

Висловіть свою думку

Google+