Меч самурая и карман олигарха

FacebookTwitterGoogle+Share

Спросите кого угодно, как называются те, кто имеет определяющее влияние на государство, и девять из десяти скажут — олигархи. Чем же закреплен их статус и что пора изменить в стране?

Валерій Пекар

Революция Мэйдзи в Японии (1868-1889), кроме прочего, запретила самураям носить мечи. Но почему бы не оставить аристократам это почетное право? Тем более эпоха холодного оружия была далека от завершения, и в эти же времена дворяне Западной цивилизации продолжали украшать себя шпагами и саблями.

Безусловно, два самурайских меча были символом общественного статуса, признаком сословия, могущество которого подорвал император Мэйдзи. Иным сословиям запрещалось носить оружие. Жестокий обычай, называемый «право на пробу меча», позволял проверить его на первом встречном (впоследствии только на осужденных преступниках, но память о традиции безграничного могущества осталась). В общем, меч — душа самурая. Забирая мечи, император лишал военное сословие духовной силы.

Однако это не единственная и, пожалуй, не главная цель. Оружие — инструмент власти, насилия. Оружие осталось у военнослужащих и полицейских. Государство получило монополию на насилие, и тем самым власть сословия самураев была подорвана гораздо сильнее, чем духовно. Отныне самурай должен был либо идти служить в регулярных формированиях, либо искать себя в новой жизни, становясь администратором или преподавателем. Впрочем, большая часть занялась коммерцией и быстро разорилась, что неудивительно: математика считалась у самураев презренной наукой, в отличие от каллиграфии или стихосложения.

В общем, лишение самураев права носить мечи стало важным средством превращения Японии в современное процветающее общество.

Однако эта статья вовсе не о праве на оружие, и я не намереваюсь обсуждать аргументы тех, кто предлагает разрешить короткоствол или запретить даже думать об этом. Речь пойдет о политике и оружии привилегированных сословий в сословных обществах.

Наше общество, несомненно, сословное: спросите кого угодно, как называются те, кто имеет определяющее влияние на государство, и девять из десяти скажут — олигархи. Слово это навязло в зубах, точно так же как реформы, либералы, технократы, патриоты и так далее. Однако раздражение, вызываемое неумеренным употреблением слова, не означает, что обозначаемое им понятие перестало существовать.

Чем олигархи отличаются от просто крупных бизнесменов, зарабатывающих деньги и живущих в свое удовольствие? Наводящий вопрос: почему нет олигархов в США, Германии, Франции, Польше? Ответ очевиден: олигархи активно вмешиваются в политику через влияние на политические партии и массмедиа. Там, где такое вмешательство ограничено, олигархов не бывает.

Право олигархов на сословные привилегии определено сложившимся раскладом и закреплено законом. Ни вы, ни я не сможем стать олигархами (разве что вы, читатель, уже им являетесь). В средневековой Японии история семьи определяла ее сословный статус, а закон его закреплял, в том числе и право на ношение меча. В Украине история первых 20 лет независимости определяет статус отдельных людей и групп, а закон закрепляет этот статус. И называется он закон о выборах.

У самурая было два меча, у украинского олигарха их четыре. Во-первых, мажоритарные округа, где гречка позволяет без особых усилий поставить своего кандидата, разве что два самурая, извините, олигарха не поделили территорию. Во-вторых, закрытые партийные списки, позволяющие распределить своих людей, грамотно хеджируя риски и не складывая все яйца в одну корзину. В-третьих, непрозрачное финансирование партий, позволяющее найти весомые аргументы для формирования партийных списков. И, наконец, тяжелый меч неограниченной политической рекламы, рассекающий мозг избирателя, невзирая на доспехи скептицизма и критического мышления.

Построение современного процветающего общества невозможно без ликвидации сословий. Вот почему японское государство отобрало мечи и сконцентрировало монополию на насилие в руках военных и полицейских (кстати, лишь это сделало возможным появление современной армии и полиции). Вот почему украинское общество должно отобрать мечи олигархов и сконцентрировать монополию на политику в руках политических партий. Кстати, лишь это сделает возможным появление политических партий.

Новый закон о выборах — это ликвидация украинского привилегированного сословия, без чего мы не построим современное процветающее общество. Ограничение политической рекламы, прозрачность партийных финансов, ликвидация мажоритарной системы и открытые списки — эти четыре решительных шага ликвидируют привилегии и обновят политику. Самурайским мечам нынче место на площадках киностудий, а не на улицах Токио.

Перша публікація: Новое время, 26.03.2016

FacebookTwitterGoogle+Share

Коментарі
  1. Вадим коментує:

    Навряд один закон щось тут може змінити.

Висловіть свою думку

Google+