Новый налоговый кодекс – это финансовый общественный договор

Share

Попытки создания новых правил жизни для пробудившегося украинского общества упираются в укоренившуюся практику неосоветской украинской бюрократии считать свои решения наилучшими. Независимо от сферы применения решений, будь то Конституция или Налоговый кодекс, чиновники продолжают практику единоличного принятия решений, что уже само по себе не может быть эффективным.

Павло Себастьянович про новий податковий кодекс

Во-первых, во власти нет людей, которые бы своей жизнью доказали умение эффективно управлять. Парадокс президента заключается в том, что многие люди считают его бизнесменом, хотя таковым он, конечно же, не является. Все «здобутки» шоколадного короля получены административным путём, что, конечно же, тоже может считаться бизнес-умением, но управлять страной с позиции «для сэбэ» невозможно. Успешность «подгребания под себя» не может сочетаться с желанием сделать успешными миллионы людей.

И минфиновские создатели налогового кодекса, позиционирующие себя как люди «из бизнеса», имеют к бизнесу точно такое же отношение, как и Первый. Условно, конечно же, можно назвать бизнесменом человека, который зарабатывает на комиссии с возврата НДС, с операций по закрытию уголовных дел, с получения нужных судовых решений, с освоением распиленных бюджетных денег, с умелого управления убыточным госпредприятием. Именно такие люди «из бизнеса» и пришли во власть, как иностранные, так и местные. Вся эффективность этих людей опирается на возможность распределять государственные средства и управлять государственными активами. Эта эффективность без ответственности. Эти люди не рискуют своими деньгами, как миллионы предпринимателей, и считают убытком прекращение возможности управлять «народным добром».

Вместо государства мы наблюдаем симулякр, когда институты президентства, парламентаризма, прокурорства, судейства не служат обществу, а служат друг другу, и отделены от общества. Ни общество не может влиять на эти симулякры, ни симулякры не могут управлять обществом, поскольку потеряли доверие. Судьи, прокуроры, чиновники пользуются уважением только среди своих и могут генерировать только идеи, приемлемые своими. Родить что-то новое для общества они не могут, а уж тем более реформировать ту сферу, в которой они являются «уважаемыми» людьми.

Во-вторых, в оппозиции государству стоит общество, которое расколото широким спектром мнений об эффективном государственном устройстве. От индивидуалистов-либертарианцев, мечтающих о полной перезагрузки страны, до патерналистски настроенных граждан, представляющих государство только в традиционном сложившемся виде. И опираясь на эту разрозненность, украинский провластный бомонд, максимально используя своё право на единоличное принятие решений, вводит непомерные налоги, регулирует всё, что только можно, устанавливает невыполнимые правила для граждан. В результате – каждый гражданин может с нужного чиновнику момента считаться преступником, к каждому может быть применено насилие, общество теряет эффективность, мы отстаём от цивилизации.

В такой ситуации встаёт вопрос – каким образом Украине встать на рельсы эффективного развития? Противостоять клептократам разрозненные силы не могут. Мы видим, как правительство справляется отдельно с каждой группой – то с малым бизнесом, то с аграриями, то с представителями культуры, то со сторонниками нового общественного договора. Каждому общественному объединению противопоставляется мощная информационная проправительственная волна, использующая всё те же коммунистические мемы «мы за народ», «мы для народа», «мы от имени народа». Всё та же риторика – мы должны пенсионерам, шахтерам, многодетным матерям. Всё те же многотысячные силовые структуры, обеспечивающие пополнение бюджета, всё та же риторика о том, что спекулянты и барыги не хотят платить налоги. И независимо от происхождения спикера – будь то оранжевый революционер 2004 года выпуска, махровый регионал тех же годов, или новоиспеченный чиновник с MBA – все они поют одну и ту же песню – не лезь к бюджету, «это моя добыча». В принципе, этот подход к формированию общественной и экономической политики и есть коррупция. Когда ресурсами общества пользуется ограниченная группа людей в личных интересах. Коррупционер может быть эффективен для себя и для узкой группы лиц. Коррупционер не может быть эффективен для миллионов. В этом беда нашего общества – у власти наибогатейшие суперэффективные “для себя” люди, а страна – в нищете.

Попытку объединить общество в борьбе с таким положением вещей предпринял Саакашвили, создав украинское движение за очищение. Сработает такая идея или нет, покажет время, но это именно то, что объединяет все общественные группы – устранить от принятия решений коррупционеров – неэффективных для общества людей. Эффективность новых принятых решений в наступившем периоде времени будет иметь один кипиай – было ли это решение принято людьми. Возможно, что такое решение будет не самым эффективным, какое могло бы быть в каждой конкретной сфере. Но сам факт того, что решение было принято теми, кто его и будет выполнять – даёт людям ощущение хозяина на своей земле, ощущение СУВЕРЕНА.

Если аграрии сами определят правила ведения своего бизнеса – платить ли им за гектар, или с оборота, или с центнера, или с поголовья – разве это не будет самым эффективным налогообложением? Если тех, кто сегодня на едином налоге, просто спросить – как вы предлагаете бороться со злоупотреблениями в упрощенной системе – разве не они предложат наилучшее решение? Если правила возмещения и администрирования НДС определят сами экспортеры и предприниматели, работающие на общей системе – это будут лучшие правила. Но тогда клептократы будут лишены возможности формировать доходную часть бюджета. А, значит, и расходы. Именно поэтому правительство предприняло такие сверх усилия для дискредитации общественного законопроекта о налоговой либерализации – этот законопроект прекращает воровство НДС, он прекращает неэффективное использование бюджета, прекращает неоправданное насилие со стороны налоговых органов и других правоохранительных структур.

Ведь это так очевидно – эффективность взаимодействия граждан между собой и индивида с государством определяется тем, приняты ли добровольно правилавзаимодействия всеми сторонами. Сегодня неэффективные чиновники осуществляют диктат СВОИХ правил для всего общества. И именно это порождает протестные настроения, это выводит граждан на улицы бороться за своё основное право – право самим устанавливать для себя правила жизни. Это борьба за новый общественный договор – за договор, написанный, подписанный и исполняемый самими гражданами по собственной инициативе. Экономика – продолжение, часть этого общественного договора. Мы сами должны для себя установить размер налогов и правила их администрирования.

Новый налоговый кодекс – это финансовый общественный договор. Его должны готовить ни Минфин, и не МЭРТ, и никто из правительства. Финансовый общественный договор должны составить налогоплательщики. Проект Южаниной – это была первая попытка, проба сил общества. В 2016 году работа будет продолжена. Необходимо объединиться в этой работе: аграриям, МСБ, сторонникам единого налога (с оборота, с продаж, с покупок), сторонникам умного администрирования НДС. Цель – устранить чиновничество от ручного регулирования налогообложения, от законодательной инициативы, от авторства. Чиновники – это исполнительная служба. В Кабмине это забыли.

Перша публікація: site.ua

Share

Висловіть свою думку

Google+