Пра Боинг

Share

Одним из факторов делающих военное поражение сепапатистов Лугандона почти неминуемым – было полное господство Украины в воздухе. Что давало силам АТО широчайшие (и в целом исчерпывающие) разведывательные и ударные возможности. Что было совершенно понятно и самим лугандонским стратегам, и их кураторам в Москве. И их такое положение мягко говоря не устраивало.

Изначально стратегия “русской весны” и вовсе не предусматривала “фактора ПВО”, ибо всяким “зеленым человечкам” оно попросту не нужно, как впрочем и толпам возбужденных ватников штурмующим обладминистрации. Но в лугандонах события пошли по совсем другому сценарию, там (каким-то образом, опустим пока каким) у руля оказались мальчики что любили побряцать железом. Возможно вследствии реставраторской романтики, возможно в силу детских комплексов, но отчасти безусловно под воздействием киселевских мантр о полном бессилии украинской армии. Когда захват 4-х БМД уже казался им достаточным условиям к победному маршу на Киев…. Короче и “крымский сценарий” и вообще вся концепция агрессии, подразумевавшая крайне скупое применение силы были разрушены. И то сила там подразумевалась не военная, а скорее диверсионно-ССОшно-полицейская даже, что таки две большие разницы… Конфликт начал стремительно наращивать уровень вооружений.

Это вообще говоря была очень плохая идея, ибо в таких условиях украинская армия получала значительное преимущество. В силу того простого факта что она таки армия, и обладает полным спектром вооружений, за исключением пожалуй ядрен-батона и неактуальных там пока авианосцев. Создать эквивалентную силу “на пустом месте” было просто невозможно. Но гибельность подобных тенденций долгое время игнорировалась, на фоне успехов Гиркина, продолжающихся мантр о недееспособности украинской армии, у которой еще в мае должны были закончится снаряды, танки и соляра, а солдаты – так еще в апреле. Это если посмотреть со стороны глупости. А есть еще сторона подлости, применение в зоне конфликта тяжелого оружия – влекло неизбежные жертвы и разрушения, которые многим казались сильным политическим аргументом. А главное – этот процесс делал неизбежным более глубокое (и явное) втягивание России в конфликт, ибо предотвратить полный военный крах сепаратистов Россия могла только самым активным своим вмешательством. И не только поставками тяжелых вооружений (от которых невозможно потом никак открестится), но и прямой военной силой. Путину просто не оставили выхода, и не важно кто именно это сделал, даже если это сделал сам Путин….

Итого, на определенном этапе “гонки вооружений” стало просто неизбежным и применение авиации. Которая несла огромную угрозу делу (и силам) лугандона, будучи по сути самым эффективным (и мобильным) средством в подобной войне. И практически неуязвимым. Что наполнило сердца ватников заметным унынием. Потом на театре военных действий появились ПЗРК. Что было встречено большим ликованием, лугандонцы начали яростно сбивать все что могут. Снова начались разговоры что украинской авиации хватит максимум на неделю, каждый сбитый самолет подавался как огромная победа, ну и прочий маховик пропагандистского угара. Ну и понятно что не из воздуха там взялись те ПЗРК, и не из захваченных РОВД, это был еще одни важный шаг по втягиванию РФ в войну. Одним из прямых следствий применения ПЗРК (и сбития украинского Ил-76) были небезызвестные события под российским посольством в Киеве, включая министерскую версию общенародного хита. Скажу больше, попадание ПЗРК “неизвестно в чьи руки” само по себе несет огромные террористические угрозы, и до недавнего времени все приличные страны таких сценариев старательно избегали (вплоть до Ирака), со стороны Москвы то был ход не просто рискованный, но даже знаковый…

Прямым следствием стало то, что украинская авиация ушла с малых высот, а основная нагрузка по огневой поддержке АТО с относительно точной (и селективной) авиации легла на плечи куда менее избирательной (и более разрушительной) артиллерии. Что мгновенно сказалось на количестве жертв и разрушений, увеличение которых – снова кем-то было воспринято как “добрый знак” (см. выше). Гонка артиллерийских вооружений – то отдельная тема (приведшая кстати к регулярному обстрелу городов из РСЗО), мы пока про ПВО. Рост боевого опыта (и развитие систем защиты) в принципе сократили и уровень потерь украинской авиации “до приемлимого”, но в целом, там где допустим вертолет мог “ювелирно” сработать допустим пушкой, идентифицировав заодно и цель, там теперь применялись куда более разрушительные НУРС, или упомянутая уже артиллерия, лугандон куда быстрее стал превращаться в руины. И сей эффект был точно кем-то просчитан….

Но у авиации осталась важная функция разведки, и нанесения таки “серьезных” ударов, по “стратегическим” целям, в том числе с использованием уже не штурмовиков, а настоящих ударных самолетов. Что все равно делало положение сепраторов практически безнадежным. И многие тут надежды возлагались на “обеспечение бесполетной зоны” силами ПВО и ВВС РФ. То бишь на еще большее втягивание РФ в вону, и вполне знаковый демарш уже международного, и даже геополитического уровня. И я не сомневаюсь что на российское руководство оказывалось просто беспрецедентное давление по данному вопросу. Ибо такой шаг (как и вообще введение войск РФ) было очевидно “твердым обещанием” Москвы на случай “плохого развития событий”. Данная ситуация грозила с одной стороны военным поражением (а то и просто дезертирством) сепараторов, а с другой – падением имиджа Путина среди слоев широкой ваты “за недостаточность поддержки”. И падением международного имиджа, ибо он залез в авантюру из которой теперь не может хорошо выйти… Думаю и сдача Славянска была не последним аргументом в ряду действий по “принуждению к братству”, и принуждали уже не хохлов, а самого ВВХ…. Короче проблемы.

И тут у кого-то родилось гениальное решение, обеспечить сепараторов “собственной” ПВО, способной сбивать ранее неуязвимые для них цели. Тем подорвав господство Украины в воздухе, что очень сильно осложняло проведение АТО. Ход был почти гениальным, в случае даже объявления “бесполетной зоны” РФ рано или поздно пришлось-бы сбивать украинские самолеты. Хотя-бы для демонстрации серьезности намерений. А это прямой акт агрессии, и международная ответственность за него. А так типа “они сами сбили”, и с Путина взятки гладки. Гениальный был ход. Почти. Ибо организация системы ПВО задача масштабная и сложная, никаким ряженым казачкам по определению непосильная. Уши РФ торчат даже в обеспечении матчастью, но не это даже главное. Пока сбивались украинские самолеты, что можно было хоть как считать “военной целью” отмазки Кремля еще могли прокатить. Но если собьют пассажирский самолет, да еще и иностранный…. Что собственно и произошло.

Итак, вопрос как я уже говорил – в организации процесса. ПВО не зря система сложная, и высоко централизованная. Даже в самых фронтовых условиях войсковое звено ПВО тесно взаимодействует с вышестоящими системами контроля воздушного пространства, это большая (и сложная) система, во многом автоматизированная. Именно для того что-бы сбивать то что нужно, и не сбивать того что совсем не нужно. Не зря ведь любая страна несет ответственность за действия своих войск, и ПВО в особенности, подразумевается что она эти действия контролирует. Это системы контроля воздушного пространства должны были знать что самолет пассажирский, куда, откуда и зачем он летит. У сепараторов таковых систем просто небыло и быть не могло. Войсковая система ПВО применялась в автономном, по сути аварийном режиме, который предназначен для действий в условиях разрушения вышестоящей инфраструктуры, то бишь уже далеко не первого часа большой войны, а применялась она таки в мирное (ну официально) время, на чужой территории (и воздушном пространстве) при наличии вполне легального (и интенсивного) коммерческого трафика третьих стран. Что само по себе военное преступление.

И результаты не заставили себя долго ждать. Хотя была и совсем отдельная специфика. Доблестные лугандонцы так стремились себя показать “хозяевами неба” что мочили вообще все до чего могли дотянуться, сбивая цели не несущие для них никакой угрозы (типа транспортников Ан-26). Его легко сбить (ибо медленный, и РЭБ отсутствует как явление), это вам не фронтовой бомбардировщик, но важен был сам факт сбития, важно было “наступить на небо сапогом”. Задачи военные в который раз оказались глубоко вторичны по отношению к задачам пропагандистским и политическим. И шмаляли они по всему что могли достать без всякого разбору, огромный (и нихрена не маневрирующий) пассажирский самолет – безусловно показался сладкой целью оператору наведения. Он мог сбить, и не задумываясь это сделал. Преступником он стал не тогда когда упал “боинг”, а тогда когда он сел за пульт без ясного понимания что (и зачем) он собирается делать. И даже не он, а тот кто его туда посадил. То бишь по сути Кремль. Какими-бы лозунгами о защите русскоязычного населения (или даже несущих потери сепаратистов) не прикрывался-бы Кремль, предел есть всему, и думать нужно что делаешь. С таким успехом можно было передать туда и ЯО. Что давать, и кому, эти 2 вопроса всегда будут ответственностью любого, кому вообще есть что давать. Тем более если претендуешь на статус “мировой державы” и неизбежную тогда роль “мирового жандарма”.

Итого, этот самый сбитый “боинг” нанес по геополитическим поллюциям ВВХ удар куда более тяжелый чем любые санкции, и даже чем нанесет возможное (и более чем вероятное) военное поражение в Донбассе. В агрессоры он еще туда-сюда годится, но аж никак не в “жандармы”, это две совсем разные роли. А подвел как обычно черезмерный креатив. Да, бывали случаи когда “большие мальчики” вмешивались в локальные конфликты, и даже Россия такое уже делала. Были прецеденты и “установления бесполетных зон”, и прочих “компенсаций диспропорций в уровне вооружений”. И даже гражданские борта бывало сбивали, всякое бывало. Но во всех без исключения случаях – “жандарм” осуществлял те действия посредством собственных регулярных сил. И нес за последствия вполне прямую и понятную ответственность. А войска ихние – работали в рамках штатных структур, процедур и механизмов, что если не совсем, то хоть в значительной степени гарантировало от ненужного ущерба. Так было всегда и везде, от Кубы до Сирии, включая кстати и “крымнаш”, Приденстровье, Грузию и.т.д, где были вполне официальные российские войска. В 1988 году в Персидском заливе – американский ракетный крейсер сбил иранский А300. Но там было хотя-бы понятно кто сбил, почему и из чего. Было понятно кто сидел за пультом и нажимал кнопку, кто отдавал приказ. Был понятен вопрос ответственности. А сейчас ведь даже не сыскать концов. Мифические “казаки с блок-поста” обязательно где-то растворятся (возможно – в соленых озерах) и что дальше? Отож. Нахрена миру такие “жандармы”?

На сегодняшний день совершенно непонятно кто руководит событиями на Донбассе, а главное – той ролью которую играет там Россия. Официальный Кремль (и его армия) прямо не берут ответственности ни за события, ни за поставки вооружений, наемников и.т.д. Там типа есть какая-то “сетевая структура”, глубоко анонимная, которая всем этим занимается, при полном попустительстве российских пограничников, таможни и.т.д. Попробуйте-ка перевезти из России в например Прибалтику ПЗРК. Ага, щас, таможня добра не даст. А тут РСЗО, танки, и прочее такое. Технически все это не может происходить без активной помощи и российской армии. В гастрономах такие штуки не продают. И это понятно абсолютно всем. Но конкретного ответственного – просто нету, если не считать той пресловутой “сетевой структуры”, которая явно поддерживает (вернее – организовывает) международный терроризм, и которой не менее явно пособничает Путин. Это новость в мировой практике. Сравнить можно с Афганистаном, но даже там – ни американские ни пакистанские военкоматы наемников не нанимали, и через границы колонны бронетехники не проводили. Венцом коварства там были поставки “стингеров”, что для Лугандона – давно пройденный этап. Перебор тут вышел у Путина.

Ну и немного о прямых следствиях. Нет сомнения что в мире тот упавший самолет вызовет реакцию самую негативную и резкую. Отмазки типа украинских попыток сбить российский “борт №1” не прокатят, Украина контролирует воздушное движение над своей территорией, она таки знает что там летит и зачем. Она не ведет активной ПВО ибо у сепаратистов тупо нет авиации. Она не могла принять тот “боинг” за российский самолет вторгнувшийся в ее воздушное пространство, ибо он летел со стороны Украины, с запада на восток. Вина Украины безусловно есть, вина в том что она не обнаружила и не уничтожила тот комплекс ПВО сразу, к чему кстати имела возможность. РЛС ПВО кстати излучают, что возможно обнаружить, и использовать для наведения ударных средств, ага, 1-2 комплекса ПВО просто не могут представлять непреодолимой угрозы для военной авиации целой страны. Украина виновна что не поставила попросту точку в самом начале всей этой истории. Теперь лугандонские ЗРК будут скорее всего вывезены в Россию или уничтожены на месте самими боевиками. Или как минимум прекратят боевую работу. Ну или в самом крайнем случае – таки действительно будут уничтожены силами АТО. Украина снова получит господство в воздухе. Что для сепараторов – весьма сомнительное достижение. Главный урок для Украины – если мы претендуем на контроль той территории, то должны ее таки контролировать, включая кстати небо и эфир. Просто обязаны, не считаясь ни с какими трудностями.

С другой стороны – усилится международный контроль над зоной конфликта, начиная с разведывательных средств, включая самолеты ДРЛО и разведывательные спутники. Что тоже мало радует сепаратистов, и особенно Россию. И ввод в зону конфликта всяких миротворцев – стал куда более вероятен, а вот участие в том самой России – куда менее вероятным. Ибо сбитие пассажирского самолета с 300+ жертвами в качестве основания на миротворческий мандат – будет уж слишком плохим прецедентом. Последствия всего сего конфуза – вероятно приведут к кадровым (м политическим) выводом в самой Москве, люди что придумали (и реализовали) такой гениальный креатив как “ПВО Лугандона” – очень круто подставили самого ВВХ, и кстати они это сделали не в первый раз. Так что по шапке кто-то таки получит, а та самая “сетевая структура” что обеспечивала операцию – тем самым получит тяжкий удар, что вряд-ли повысит эффективность ее действий. Которые действия кстати станут объектом еще более пристального внимания со стороны всяких разведок, да и международных следственных органов, что тоже для Путина не подарок. Там погибли граждане Европы и США, и они этого так просто не оставят, выяснить как тот “Бук” (с персоналом) там оказался и под чьим был контролем – для них теперь дело чести. Поставки “всякого гламура” в лугандон как минимум уменьшатся, если не прекратятся, с чем мы можем поздравить лугандонцев. Ну вот такие вкратце последствия ожидаются….

Share

Висловіть свою думку

Google+